Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Гость: Юрий Лифансе, глава Общины святого Эгидия
Программа: «Світлі гості»
Ведущая: Ирина Субботовская

  

  Сегодня мы говорим о единстве, о сердце христианина и о милосердии к нуждающимся. Гость, посетивший нас, может объединить, с Божьей помощью, людей вокруг проблем, которые это общество отвергает. В нашей студии - глава Общины святого Эгидия Юрий Лифансе. Мы вас приветствуем в эфире и рады вас видеть!

 

- Добрый день! Очень рад быть у вас в гостях и жду разговора.

 

- Община святого Эгидия осуществляет важную работу: организует рождественские обеды. У вас, я так понимаю, огромная команда? Поскольку, чтобы накормить 150 000 человек, нужен такой мощный, сильный коллектив...

 

- Да, это международное движение, большое. Ему уже более 50 лет. Мы только что закончили праздновать свое 50-летие. Община святого Эгидия объединяет людей в 50-ти странах и городах мира, совершенно разных: Куба, Гонконг, Москва, Будапешт, Нью-Йорк, Бейра в Мозамбике. И повсюду, где есть Община, мы молимся, собираемся вместе, чтобы помогать бедным людям. В Украине мы с 1991 года. Скоро исполнится 30 лет, как мы есть. Сегодня Община есть в Киеве, Львове, Ивано-Франковске, Харькове и Одессе. Сначала она появилось в Киеве. Когда нас спрашивают: "Сколько вас?", - мы не знаем точно... Но мы совершенно точно знаем, кто «наш», а кто - «не наш». Человек, которому мы помогаем, но с которым мы молимся - он ​​"наш" или "не наш"?! Для многих - нет, но для нас друзья пожилые - тоже наши. Так же, как бездомный - это наш человек, о котором мы переживаем. И это главная причина, почему мы к нему приходим. Потому что этот человек - наш. Когда наш в беде - мы поддерживаем. Если говорить о людях, которые приходят помогать, я думаю, это более 200 активных членов, постоянно приходящих. Это люди, которые посвящают каждую неделю какую-то часть своей жизни для того, чтобы помогать бедным людям. Но Движение гораздо больше. Вокруг нас собираются сотни, даже тысячи людей. На Рождество в Киеве мы поздравили почти 2000 человек. А для того, чтобы поздравить почти 2000 человек, надо было поговорить, встретиться и обменяться контактами еще с 2000 человек. Но на Рождество не 2000 человек, а 4000 человек: 2000, которых мы пригласили, и еще 2000, которых приглашали. Потому что Рождество - оно для всех - для богатого или бедного. И Рождество - это только вершина, лучший момент нашей дружбы с бедными людьми. Но в течение недели мы приходим к бедным 4 раза в неделю. И это для того, чтобы помочь только на улицах. А еще дома престарелых, есть еще помощь большим семьям, детям, ромским детям. Организовываем "Школы мира", более понятно - воскресные школы. И для всего этого есть очень много друзей, из которых каждый хочет внести свою маленькую лепту, что поможет общему делу. И для нас, думаю, и Господу каждая жертва важна. Для меня самое прекрасное, может, пожертвование, когда на карту приходит 15 грн. 15 гривен означает, что у человека нет денег, но он отрывает от себя для того, чтобы отдать. Поэтому, когда меня спрашивают: "Сколько вас?", - я не знаю, сколько нас точно, потому что Община открыта для всех. Одновременно, мы знаем, кто «наш», а кто – «не наш». Это какой-то процесс, который идет навстречу друг другу. Мы собираемся вокруг Господа и Слова Господня. Тому, кто собирается вместе с нами, чтобы слушать и молиться, смотреть в глаза Бога - тот и есть "наш".

 

- В одном из ваших интервью я слышала: вам было 15 лет и вы с ребятами поехали на какой-то международный форум, или на какое-то событие...

 

- У нас был суперовый учитель, который тогда делал клуб "Кво Вадис", куда он приглашал людей из разных религий, чтобы они рассказывали нам о себе. И в 1991 году, в августе, в городе Ченстохова, в Польше, был Всемирный день молодежи с Папой Римским, тогда это был Иоанн Павел II. И с этим клубом, то есть с моими одноклассниками, мы поехали туда. И там встретились с сообществом. Нам это понравилось, мы вернулись в Киев, и застали развал нашей страны, в которой родились. И это было время очень сложных поисков. Мне тогда было 15 лет, и это было время поисков, раздумий, потому что все рухнуло. Мы жили довольно тяжелой жизнью. И тогда мы решили, что попробуем делать то, что делают итальянцы. Нам очень понравилось, начали ходить в дом к детям. У нас был маленький класс, 18 детей, до сих пор в Общине – девять человек. Затем после нас, наши братья и сестры, которые были в классах младших. Затем были наши жены и мужья. В нашей школе было правило: если ты хочешь быть модным, то должен ходить в Общину святого Эгидия. И так родилась Община в Украине. И с тех пор мы собираемся, молимся и помогаем людям. Когда у меня спрашивают: "Чем ты занимаешься?", я говорю: "В свободное от жизни время преподаю итальянский язык". Потому что в Общине никто не получает зарплату. Каждый из нас имеет свою работу, свою семью и чем-то занимается. То есть, это стало жизнью. Это не дело какое-то, которым я занимаюсь. Быть христианином - это не дело на воскресенье. То есть, в четверг я хожу на танцы, в пятницу - на английский, а в воскресенье - на службу. Нет. Когда я хожу на танцы, на английский, я все же остаюсь христианином. И мой путь христианской жизни - это Община святого Эгидия.

 

- Знаете, в свое время, после одного из интерактивов, нам поступил такой вопрос: "А ведь это бесперспективное служение - служение бедным!". Какие результаты вы видите в этом служении? Вы столько вкладываете в людей... Прорастает ли то зерно, которое вы сеете?

 

- Ну ... Перспективы никакой нет, потому что все мы умрем. Какая перспектива у человека, какая перспектива у меня? Я прихожу на исповедь и каждый раз одно и то же себе повторяю. Для меня это удивление, что каждый год наступает Пасха. Зачем Господь это делает? Можно было бы устроить потоп и на том остановиться. Какая перспектива у меня? Я родился грешным человеком, умру грешным человеком. На мир можно смотреть духовными глазами. Какая перспектива этого мира? Нет у него перспективы. Все идет к гибели. Но после Христа есть воскресение - и это наша перспектива. Это не наша сила помогать этим людям. Не так, чтобы я был психологом или еще кем-то, для того, чтобы иметь какую-то теорию, иметь какой-то метод. Первое, что я делаю - учусь и доверяю. То есть, я открываю Евангелие, а там написано: «Пойди накорми голодного человека». Я иду и кормлю голодного. Это не я придумал, это Господь придумал. Тогда можно Ему эти вопросы ставить, зачем Он такое придумал. То есть, церковь говорит, что милостыня - это хорошее дело поста. В пост важно подавать милостыню. И что, я буду чувствовать себя умнее за 2000 лет христианства? Нет, не буду, я буду делать то, что написано. Но я вижу, что таким образом тренируется мое сердце, и оно обретает мудрость. Находит возможности для того, чтобы помочь людям в конкретных ситуациях. Я не могу изменить жизнь человека, как священник не может изменить мою жизнь. Но священник может помочь мне измениться и привести к покаянию, и к изменениям в моей жизни.

 

- А как вы приводите к покаянию и к изменениям в жизни тех, кому вы помогаете? Вы же не только их кормите, одеваете?

 

- Мы находимся рядом. И это дружба. То есть, если у вас закончатся на счету деньги, вы спросите у меня номер телефона, и позвоните по моему. У наших друзей проблемы немного другие. У них нет дома, поэтому нужно искать для них дом. У них нечего есть, поэтому нужно искать для них поесть. Как я узнал, что мой Господь милосерден? Люди, которые пришли ко мне и сказали: «Давайте делать это вместе, давайте быть в горе и беде вместе». Так я узнал, что Господь милосерден. О том, что Господь милосерден, можно узнать только через свидетельство другого человека. Мы говорим, что Община родилась, потому что молились бедные люди. Они взывали о помощи - и Господь послал нас для того, чтобы мы им помогли. И это единственная причина. И это свидетельство для любого человека, для бедного человека, что Господь милосерден. Это первый шаг к тому, чтобы узнать о милосердии. Но мы молимся вместе, мы делаем похороны вместе, вместе венчаем, мы вместе делаем все, вместе ездим даже в отпуск. Поэтому, это наш путь к покаянию - идти вместе. Жизнь - это дорога.

- Я заметила, что у вас постоянно спрашивают, даете ли вы им удочку? Или обучаете их рыбу ловить? Или только накормили и выпустили в свободное плавание? Есть ли конкретные ситуации, когда вы действительно помогли человеку, не просто там накормили его, но помогли преодолеть его проблемы?

 

- Во-первых, накормили - это не просто. Потому что удочку можно дать только живому человеку. То есть, для того, чтобы дать удочку человеку, мы должны добиться от Киева открытия нормальных пунктов обогрева. Потому что если человек замерзнет и умрет, он не возьмет удочку. Поэтому накормить, принести вещи, посетить в больнице - это суперважно. Поскольку это основа. Только после этого ты можешь дать человеку какую-то удочку. Чтобы дать человеку удочку, ему надо помыться в душе, ему нужно вылечиться, ему нужно сделать паспорт. Тогда можно дать удочку. Очень часто: «Я дам тебе работу» звучит немного невежливо, как отсылка в далекую страну. То есть, «Иди работай!» - значит: «Уходи!». Поэтому важно быть рядом постоянно. Для того, чтобы я вас послушал, и вы повлияли как-то на мою жизнь, вы должны завоевать мой авторитет. Иначе, вы можете мне советовать, сколько захотите. Пока у вас нет дружбы со мной, нет авторитета, я вас слушать не буду. И когда мы находимся рядом с этими людьми, мы видим, что люди могут измениться - и меняются! Например, есть очень примитивные ситуации: когда человека ограбили, и он остался без документов – нужно купить билет, чтобы он мог вернуться к себе домой, не попав в худшую ситуацию. Тогда они звонят из дома, благодарят, отсылают деньги обратно, которые мы потратили. Есть такие ситуации. Есть ситуации с людьми пожилого возраста. Какую удочку можно дать человеку? Разверните объявления и прочтите: «Ищем кого угодно, не старше 40 лет». А когда человеку 45? Он не имеет хорошего образования, не имеет какой-то специализации, не является ценной рабочим... Попробуй ему найти здесь удочку. То есть, мы не можем найти эту удочку для себя... И так легко ли найти удочку для бездомного? Но есть люди, которые возвращаются, например, из тюрьмы. Мы помогаем восстановить документы, и они устраиваются на работу, женятся, живут и приходят к нам общаться и спрашивают, чем могут помочь. Есть и такое! Есть все, что угодно.