Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Гости: Инна и Андрей Швед
Программа: «Сімейна консультація»
Ведущая: Ирина Субботовская

 

  Гостей, которые сегодня в нашей студии в программе «Семейная консультация», вы уже видели в разных программах. Но сегодня мы вместе, чтобы обсудить семейные вопросы. В нашей студии супруги Швед - Инна и Андрей. Мы вас приветствуем! Добрый день!

  Инна:

  Добрый день!

  Андрей:

  Здравствуйте!

  Скажите, правда ли это, что когда в твоем роду есть семьи, совместная жизнь которых длилась 50 с лишним и более лет, то это передается из поколения в поколение? Может быть такая тенденция?

  Андрей:

  Безусловно! Мы впитываем пример нашего окружения, оно нас формирует, и формирует наши убеждения неосознанно. Это такой очень важный момент – без какого-то примера, я думаю, было бы гораздо сложнее. Потому что, например, мои родители все время вместе, то же касается и дедушки с бабушкой. Они прожили всю жизнь душа в душу. Ну, понятно, что есть какие-то сложности, как в любой семье, но это, я думаю, пример хороший, который отчасти сформировал меня.

  Андрей, можно сказать, что на сегодняшний день ваша семья - успешна? И то, как вы выстроили эту систему ценностей, отношение друг к другу, то же чувство юмора, те же здоровые взгляды на порядок и все остальное... Можно ли сказать, что в этом вы успешны?

  Андрей:

  Ну… Я не знаю.. Для меня успех – это некий абсолют, к которому человек может стремиться. Скорее всего, может, мы достигли какой-то гармонии. Или не достигли, а, скорее, находимся в некой гармонии. Но… Скорее, - я о себе скажу, - я на этапе такого переосмысления ошибок, которые мог допустить в семейной жизни, в выборе каких-то целей глобальных, в том же воспитании детей. Как раз сейчас я думаю больше о том, что бы можно было исправить в том, что я делал. Моя жизнь относится больше к периоду моей какой-то зрелости, осмысления моей собственной жизни, оценки какой-то для того, чтобы, может быть, в будущем, в перспективе себя сделать как-то лучше, исправить свои отношения в чем-то.

  Правда ли это, что человек может быть успешным, исполнять свои обязанности, на работу ходить, детей воспитывать, духовно держать оборону? Что вы делаете для того, чтобы удерживать те чувства, которые были в начале?

  Инна:

  Знаете, я никогда не думала в разрезе успеха или неуспеха. Я просто живу! Вот я живу, и я смотрю. Я воспринимаю семью как шанс от Бога. Вот Он дал тебе шанс быть в семье, быть не одиноким человеком… По сути, можно быть не одиноким и вне семьи, т.е., это зависит от целостности человека, это понятно… Но вот у тебя есть то, что рядом, есть люди, которые рядом, и это возможность какого-то развития. И очень важно, что люди делают с вот этой семьей, которую им дал Бог. Потому что очень часто люди не ценят, они жалуются друг на друга… И вот, что нас поддерживает, однозначно могу сказать. Для меня – умение Андрея и желание его (то, что я вижу постоянно), это слышать. То есть, я вижу, что он старается меня слышать. Я чувствую себя услышанной. Понятное дело, не всегда это получается, потому что есть быт, есть работа. Но мы всегда старались приходить к какому-то моменту, останавливаться, разговаривать… Наши дети, они видят, что у нас есть конфликты, мы не супергерои, мы обычные люди, мы делаем кучу ошибок. Но они видят, что мы делаем с этими ошибками потом. Важно это переосмысление, и поддержка, прощение. Я понимаю, что мой муж – это человек, у которого тоже на каком-то моменте могут иссякнуть силы. Он и не обязан, по сути, восполнять все-все-все мои нужды. Все нужды может восполнить только Бог. И есть разные люди, которые нас поддерживают, наши друзья, которым я благодарна очень, что в разные периоды кто-то был рядом. Они помогали нам двоим, когда нашей семье было тяжко по каким-то вопросам. Но самое главное – это честность. Честность и вот это вот стремление слышать друг друга.

  Андрей:

  Отвечая на первый вопрос, можно использовать нарратив апостола Павла, что совершенство – это цель, к которой нужно стремиться. Он говорит: «Я стремлюсь к высшей цели, почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» Поэтому, мне кажется, что успешная семья – это семья, которая стремится к совершенству. Что такое счастливая семья – это семья, которая способна найти в той данности, в которой она есть, вот эту гармонию. Вы помните, фраза есть такая Козьмы Прудкова: «Хочешь быть счастливым – будь им!» Хочешь быть счастливым, найди вот это счастье в том, что тебя окружает. С тем, кто находится с тобою рядом. Что является ключом счастливой семьи? Это наш личный опыт, и он действительно кроется во взаимоотношениях: способности слышать и умении говорить. Вот такая очень сложная концепция, с которой я до сих пор не могу справиться. У меня была такой период, когда я начал говорить, что я хочу. Это тоже очень важный момент был для меня. Люди разные. Есть те, кто говорит больше, чем думает, или говорит то, о чем вообще не думает. У меня же такое устройство – я люблю обо всем хорошо подумать. Иногда я мог очень хорошо думать дня три, и потом так глубоко уходить именно в размышлении о той или иной ситуацией на дно, что Инна батискафом спускалась к этой подводной лодке и стучала мне в люк: «Всплывай! Вернись в семью!» И я понял, что вот эта реакция… Я начал над ней работать, потому что это мешало в наших взаимоотношениях, вносило деструкцию. И начал преодолевать себя, и все это ради чего? Ради вот этих взаимоотношений, ради единства, ради любви начал над собой работать. Преодолевать. Потом преодолел и начал активно говорить… И даже так активно, что перестал слышать. Я уже понял, что мне надо, и надо это донести. Я отдаю себе отчет, что, если ты что-то объясняешь, а человек не понимает, значит надо как-то по-другому объяснить. Иначе это не работает. Иначе это начинает работать на разъединение. Вот так-вот и учимся, вот так-вот и живем. На мой взгляд, хороших отношений не выстроить без глубокого общения, если ты не способен сказать то, что тебя глубоко на самом деле волнует. Или то, чего ты глубоко внутри себя страшишься, то ты никогда не достигнешь вот той глубины взаимоотношений. И не раскроется потенциал брака, и ты не почувствуешь ту поддержку, которую ты мог получить через этот институт брака.

  Глобальный сегодня вопрос, о котором мы узнаем из молитвенной линии, действующей у нас, по звонкам в редакцию, по звонкам после вот этой программы, так как в эфир никто не решается позвонить со следующим вопросом: дети верующих родителей, которые оставляют церковь по разным причинам. Первое, что я хочу у вас спросить (вы над этим тоже размышляете, потому что ваши дети подрастают, один уже совсем взрослый, строит свою жизн): От кого дети уходят? Они уходят от Бога или из церкви, поскольку там не интересно, либо же уходят от родителей, которые навязывают им что-то? Дети уходят, чтобы быть свободными?

  Инна:

  Вот, наверное, все эти три направления они сегодня есть и люди с этим сталкиваются. В корне всего этого лежит невосприятие самого ребенка, что он другой, что он не такой. Непонимание, может быть, что он идет путем не таким, как мы пришли к Богу. У каждого разные причины, я думаю, одного рецепта нет.

  Андрей:

  Во-первых, хочу поблагодарить этих ребят, которые задают эти вопросы. Это говорит о том, что они не просто этим обеспокоены, это говорит о том, что они все-таки любят своих родителей, раз они пишут в христианскую программу и для них это какая-то борьба. Вопрос действительно очень непростой. И он связан, во-первых, с тем временем, в котором мы находимся, а это время и само наше общество секулярны, то есть, отделены от религии. И мы живем как раз в этом обществе, в котором самый главный тренд – не верить в Бога. Мы живем в среде этого общества, и чаще всего (мое личное наблюдение, мы имели опыт нашего обращения к Богу), этот опыт был актуален в какое-то определенное время, в каких-то определенных обстоятельствах. И мы пытаемся этот опыт передать, а он не срабатывает, потому что современный наш мир настолько быстро меняется, быстро меняется его контекст, что мы как верующие не понимаем этого контекста. Я это наблюдал и в 90-е годы, когда церковь из позиции гонимой перешла в позицию такой доступной проповеди. И первое, что сделала церковь - она попыталась защитить какие-то правила, какие-то традиции, на которые, ей казалось, покушался этот мир. Ей казалось, что то или иное правило – это как раз то, что защищает саму веру. И что произошло? Появились совершенно новые церковные объединения, церкви, которые захотели верить в Бога по-другому. Это вызвало сильнейшее отторжение, и, возможно, оно за собой повлекло очень много ошибок, потому что все делали с нуля. Церкви создавали с нуля, не имея какого-то опыта, не имея какого-то наставления, может быть, со стороны взрослых людей. Что бы я посоветовал этой молодежи, этим детям: поймите, что мир - это достаточно сложная штука. И когда ты открываешь окна, видишь этот мир во всем его многообразии, родителям он может быть неинтересен, у них другие ценности. А молодой человек – он хочет взаимодействовать с богатством этого мира. Ему говорят: этот мир страшный! А он смотрит – и он для него сияет, он пахнет, он манит, он для него цветет. И все эти запахи, звуки его привлекают к себе. Мы знаем, что не за всякой рекламной вывеской, на самом деле, находится что-то хорошее. Много ложных рекламных вывесок, много обмана в этом мире. И понятно, что родители, которые прожили эту жизнь, понимают на собственном опыте, что мир таит в себе много опасностей. И когда родители хотят оградить своих детей от влияния, они в первую очередь хотят оградить вас, молодых людей, от этих опасностей, которые могут подстерегать под этими приятными рекламными вывесками. Но, с другой стороны, вам нужно всегда попытаться рассказать, что вы чувствуете, думаете, как вы видите, для того, чтобы у вас был диалог, как минимум, со своими родителями. Это определенный риск. Возможно, вначале будет какое-то отторжение, неприятие, потому что родителям тоже страшно, они не знают вашего мира и его страшно тоже боятся. У них есть свой мир, комфортный, удобный, который уже привычный. А ваш мир - абсолютно неясен. И мне, кстати, в преодолении недопонимания молодого поколения отчасти помогла память о том, как я начал ходить в церковь. Это было время активности разных реакционных сект, которые очень негативно влияли на людей. Родители страшно боялись за меня, что вот ребенок, который должен был поступить в институт, а я только закончил курсы, сдавал экзамены уже… Вместо того, чтобы пойти в институт, я тут раз и говорю: «Я еду в библейскую школу» Какую библейскую школу? Кто там? И я вот сколько вспоминаю то время, думаю: вообще, как родители меня туда отпустили? Как? И вот, помня этот момент, он мне помогал переступать свой собственный страх. Я понимал: да, я не все понимаю, да, не все я могу спрогнозировать… Какой-то баланс… Страх, доверие… Опять же, какой-то диалог. Какое-то общение. Я думаю, им нужно постараться вот это вот сохранить, как минимум, рассказать родителям о том, что они чувствуют.

  Каким образом родители разрушают достоинство человека, который сегодня еще ребенок? Как не перейти эту границу, когда ты воспитываешь детей в послушании. И при этом не разрушать их волю?

  Инна:

  Понятное дело, что у нас опыт с нашими детьми. Я всегда старалась быть честной, это первое, когда они были маленькими. И общаться настолько, насколько можно. Сын у нас более такой общительный, дочке нужно было всегда давать время, чтобы она подумала. Не трогать ее, чтобы она переварила эту эмоцию. А потом вот у нас было время пообщаться. Сейчас очень много полезной литературы о воспитании детей. Я вам скажу, что не нужно бояться читать литературу не только христианского толка, но еще и педагогическую, психологическую. Понимаете, мы люди взрослые, мы можем выбирать то, что нам нужно, а то, что нам не нужно – отсеивать. И есть очень много хороших авторов, у которых, в принципе, воспитание детей основано на любви. Например, Юлия Гиппенрейтер, у нее есть очень хорошая книга «Общаться с ребенком. КАК?». и еще одна: «Общаться с подростком. КАК?». Есть целые лекции. Есть большой ресурс информационный, чтобы помочь себе самому как родителю разобраться. Даже вот по конкретным ситуациям можно найти какие-то видео… Мало того, что у нас есть Библия, которая дает нам направление: «Родители, не раздражайте детей» Почему-то взрослые склонны акцент делать на то, что «Дети, вы должны слушаться!» А почему ребенок не слушается?  Нужно задать вопрос: «Почему он не слушается? Что не так?» Я считаю, что ответственности все равно больше на взрослом, чем на ребенке, потому что взрослый думает, а ребенок больше чувствует, он не может даже объяснить, что с ним происходит… Особенно в подростковый период. Мы проходим подростковый период. Иногда у детей такой накал идет эмоциональный, они сами не понимают, что с ними происходит. Они не могут объяснить, они просто психуют, они говорят какие-то слова. Понимаете, когда это все происходит еще и в церкви… Если это дети служителей… Да их же под микроскопом рассматривают… Это вот «ДВР», что я слышу… Иногда это звучит, как слово нарицательное… Это же молодое Божье творение, которое делает первые шаги. И загонять его в какие-то клише… Знаете, однажды мой сын посадил меня и говорит: «Мамочка, я тебя очень люблю! Я тебя очень внимательно слушаю. Но ты мне объясни, что такое жить по вере и стоять на Слове?» И я ему ничего не могла сказать. Почему? Потому что для меня это понятно, потому что у меня есть свой опыт. А он не может прожить мой опыт. Вот для того, чтобы воспитать в ребенке способность выставлять границы и барьеры, не попадать в плохую компанию, ему нужно позволить говорить «нет». И мои дети говорят мне «нет», если они со мной не согласны. У нас есть диалог. И я уважаю это «нет». Я могу сказать в ответ, с чем я не согласна. Я понимаю, что они не должны быть продолжением меня. Я воспринимаю их как других личностей. …Я не чувствую в этом своей какой-то заслуги. Я много ошибок делала в воспитании. Я вижу в этом милость Божью, что, опять-таки, по молитвам нашим, Бог взращивает наших детей.

  Андрей:

  Конечно, в семье должно царить уважение, любовь в действии. Потому что любовь у нас сегодня - это больше такая апелляция к чувственности. А у любви есть определенное содержание. И мне кажется, что в любой семье цель – воссоздать это содержание правильного такого, всеобъемлющего, главного Слова, о котором тоже говорил апостол Павел, что все пройдет, и пророчества даже, и все что нас отличает. Останутся три: вера, надежда, любовь. И любовь из них больше. И мы должны стремиться воссоздать эту любовь в семье, в церкви. И сегодня, к сожалению, есть катастрофический недостаток этой любви и в нехристианских, и христианских семьях, и в церквях. Мы, к сожалению, где-то чего-то недопоняли, где-то на других вещах сделали акценты, но это, через какой-то промежуток времени, приносит свои негативные плоды и результаты. И церкви нужно смотреть на это, и делать свои выводы, и возвращаться на правильный путь…