Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Программа «Светлые гости»

Ведущий: Владислав Бондарьков

Гость: Роман Островский

В.Б.: Приветствуем всех, кто слушает Светлое радио! Сегодня нашим гостем является Роман Островский, преподаватель Киевской Трехсвятительской духовной семинарии УГКЦ. Роман, приветствуем Вас!

Р.О.: Приветствую. Спасибо Вам!

В.Б.: Что именно Вы преподаете?

Р.О.: Библейскую герменевтику - предмет о том, как интерпретировать Священное Писание, Пророческие книги и поэтическую литературу Ветхого Завета.

В.Б.: Очень интересно. Вы также имеете священнический сан?

Р.О.: Да.

В.Б.: Прошла презентация работы, имеющей отношение к библейской книге Екклесиаста.

Р.О.: Да, я написал небольшой научно-популярный комментарий на эту книгу под названием «Проповедник» или «Когелет». Уже опубликованы первые три пособия комментариев в соавторстве с другими библеистами, сейчас готовятся к печати еще 2, а еще позже мы планируем издать комментарии на все остальные библейские книги. Нам предлагали, на какую книгу Священного Писания мы хотели бы создать комментарий, и я выбрал книгу Екклесиаста, потому что в свое время писал по ней кандидатскую работу. Мне было интересно расширить свои горизонты, и я остановил свой выбор именно на этой книге. Хотя она - достаточно сложная.

В.Б.: Как давно Вы так глубоко интересуетесь Библией?

Р.О.: Собственно, желание продолжать исследовать Священное Писание у меня зародилось, когда я еще учился во Львовской духовной семинарии с 1999 до 2006 годы. Я поехал на учебу в Рим, где защитил лицензиат (кандидатскую). А сейчас я пишу докторскую работу. И, собственно, там я начал углубляться в Ветхий Завет, в греческий, еврейский языки, в вопросы экзегезы и стал все это переосмысливать.

В.Б.: А как, собственно, Вы выбрали профессию?

Р.О.: До семинарии у меня возникали сомнения, поскольку мне очень нравилась история. Но со временем я все же склонился к мысли, что хочу учиться в семинарии и стать священником, нести добро людям. Другие отцы были для меня примером. Они показывали, как можно служить тем, кто находится в критических ситуациях.

В.Б.: Создается такое впечатление, что, когда молодежь идет в семинарию, она находит то, к чему больше склонно сердце. Так это происходит?

Р.О.: Примерно так. Каждый человек формируется в процессе обучения. 7 лет - это достаточно долгое время, чтобы решить, чем бы ты хотел заниматься после окончания заведения. Многие собратья с моего курса по окончании обучения выбрали бракосочетание, священнический сан и служение.

В.Б.: Какие  комментарии Вы дали бы поэтическим книгам, и, в частности, книге Екклесиаста?

Р.О.: Когда-то, у одного из американских авторов я прочитал, что поэтические книги Священного Писания - это наиболее секулярные, если так можно выразиться, книги Библии. Я имею в виду, что они помогают жить по Божьим нормам и стандартам, но в повседневной жизни. Они говорят о бытовых, банальных вещах. Скажем, те же Притчи. Они учат, как вести себя за столом, как разговаривать с царем, то есть, сообщают, как поступать мудро... Все книги разные. Каждый автор, их создающий, имел определенную цель. Когелет действительно погружен в греческую философию. Но, по моему мнению, его нужно трактовать как апологета еврейского библейского видения. Он берет это видение и показывает, как его можно объяснить идеалами Писания.

В.Б.: Когелет - апологет еврейства в греческом мире.

Р.О.: Именно так. Даже существует такая гипотеза, что у Екклесиаста была школа мудрости или последователи. И, собственно, его задачей было донести эту мудрость к юношеству, пропитанного эллинистическими влияниями. И Екклесиаст делает это успешно. Он очень умело представляет эти идеи. Проповедник часто показывает, что за ними есть Бог Творец, Который положил начало всему.

В.Б.: Вы сказали о том, что Екклесиаст имел школу мудрости. Так же и Исаия. Некоторые исследователи говорят, что был второй и третий Исаия. Как Вы к этому относитесь?

Р.О.: К книге Исаии я отношусь очень положительно. Она глубокая, но не простая. Действительно, было такое мнение, что можно говорить о трех книгах Исаии. Но этот первоначальный Исаия словно открыл школу, которая позднее развивала его мнение и в стиле его пророчеств объясняла каждому новому поколению те идеи, с которыми Бог обращался к Своему народу. Исаия говорит об ассирийском порабощении, затем - о периоде вавилонского плена, а еще позже - о возвращении из него. И во всех этих событиях пророк видит руку Господа, Который ведет Свой народ. По моему мнению, мы можем говорить о более широком понятии Исаии как о школе, не только как об одном лице, являющегося автором 66 глав.


В.Б.: Книга Екклесиаста выдержана в одном стиле, и вдруг в конце текст: «Выслушаю сущность всего ...» (Еккл. 12:13). И скептики говорят: это, наверное, кто-то дописал. Как Вы относитесь к таким гипотезам?

Р.О.: Каждая гипотеза имеет право на существование. Но что касается процитированной Вами фразы Екклесиаста (Когелета), то она - не в его стиле, не в стиле человека, который постоянно все критикует. Однако тем самым Проповедник заставляет молодое поколение задуматься над верой, которую предлагают предки. По моему мнению, какой-то редактор мог дописать эту фразу. Даже то же Евангелие от Иоанна имеет пролог, являющийся своеобразным ключом к книге, но в то же время он полностью не соответствует ее стилю. Скорее всего, текст был добавлен, возможно, это был какой-то гимн.

В.Б.: Однако, этот пролог очень напоминает послание.

Р.О.: Пролог можно сравнить с книгой Бытия. Автор отсылает читателей к ней. Здесь вопрос - кто кого ставит в пример? Но то, что это одна идея, одна школа, действительно так. С Откровением - труднее. Эта книга относится к Иоанновской традиции, но ее терминология очень своеобразна. Однако мы добавляем Откровение в Иоанновский корпус.

В.Б.: Мы не рассмотрели книгу Псалмов. Там есть такая часть гимнов, которые считаются архаичными. И в книге Исаии есть такие вкрапления, и в Пятикнижии также. Недавно ученые обнаружили таблички с ханаанейскими преданиями, позволяющие провести определенные параллели. Вы что-то читали об этом?

Р.О.: Можно точно сказать, что израильтяне, находясь на этой территории, так или иначе взаимодействовали с другими семитскими народами. И жанр псалмов не был исключительно жанром евреев. Так же и с пророчествами - они были и у язычников. Но между их и библейскими пророчествами есть существенная разница. Когда у других народов просто приходил какой-то оракул или жрец и говорил, скажем, что надо построить храм, или сделать что-то другое, все это записывалось, аккуратно скручивалось в свиток и клалось на полку. И потомки его находили. Библейские пророчества имеют различие, которое очень важно. Их фиксировали, читали, а потом, если пророчество сбывалось, дописывали. Так они продолжали жить. Пророчества были постоянно актуальными. Их перечитывали и дописывали. Возможно, именно так и создавалась эта традиция книги Исаии - яркого примера, в котором мы имеем ощущение нескольких других авторов. Каждое следующее поколение, которое читало эти пророчества, убеждалось, что Слово Божье действует, что оно не остается в прошлом. Что Библия обращается не только к моим предкам, но и ко мне конкретно, и будет обращаться и к моим внукам. И в этом и заключается отличие Слова Божьего от текстов языческих народов.

В.Б.: Вы преподаете современной молодежи. Какая она?

Р.О.: Молодежь, считаю, у нас очень хорошая, оптимистичная и достаточно трезвая. Она понимает ту реальность, в которой находится, и насколько серьезны вызовы, которые возникают перед ней. Поступая в семинарию, абитуриенты осознают, что их ждет. Что они со временем станут священниками во всех регионах Украины. Но, вместе с тем, молодежь хочет что-то изменить. Где-то есть и максимализм, и он нужен: если человек не имеет в молодости этого желания, то впоследствии она не будет видеть, где можно себя реально применить. Но переплавить этот максимализм в трезвое понимание ситуации и дать студентам какие-то знания, чтобы они могли все же менять что-то - это, собственно, и является задачей семинарии. Я вижу, что с каждым поколением наша молодежь становится светлее, лучше. Считаю, что у нас есть надежда.

В.Б.: Можно предсказать, какой будет церковь спустя годы?

Р.О.: Я понимаю, что Вы имеете в виду мою статью на эту тему. Она появилась как попытка реконструкции того, что я прочитал. Я познакомился с большим количеством материалов на футуристические темы. И я захотел применить их и к церкви. Какой она может быть через 50 -100 лет? В каждом пункте я изложил позитивное видение. В статье я высказал надежду, что все будет идти к лучшему. Хотя как на самом деле будет, я не знаю. Эти изменения можно увидеть, но всегда остается маленькая часть Божьего провидения, которое мы, по моему мнению, к счастью, не способны предсказать.

В.Б.: Может ли быть что-то новое в проповеди Евангелия? Эта тема также освещалась на Ваших встречах. Как эффективно донести вечные ценности современному поколению?

Р.О.: Действительно, поколения меняются, и подход тоже. Церковь должна идти не шаг в шаг с современным миром, поскольку это нереально, а хотя бы отвечать на новые вызовы. Скажем, различные переводы Священного Писания современный человек может иметь в одном телефоне. И, думаю, в этом направлении нужно работать. Фейсбук, другие социальные сети становятся местом проповеди. В нашей семинарии преподается такой предмет как «Масс-медиа и пасторство», чтобы студенты по окончании обучения понимали, как вести себя на радио- и телепрограммах, как писать статьи, то есть, чтобы владели базовыми инструментами. Без знания этих методов выпускникам будет трудно в современном мире. Мы поощряем людей, чтобы они говорили проповеди продолжительностью максимум 10-15 минут, чтобы аудитория могла их слушать. Я считаю, что евангелизация должна двигаться вперед и соответствовать времени. Думаю, мы снова возвращаемся к тому периоду, когда Евангелие будут нести простые люди, которые будут свидетельствовать о Боге добрым примером жизни.

В.Б.: Я непременно хотел расспросить о Вашей докторской работе по 15 главе Евангелия от Иоанна. Тема - «Правдивая виноградная лоза».

Р.О.: Идея лозы - это очень библейская идея. Если мы хотим понимать Евангелие от Иоанна, нам следует знать Ветхий Завет. Действительно, в Ветхом Завете очень много упоминаний об Израиле как винограднике. Основная идея - такова: Господь, являющийся Тем, Кто насаждает виноградник, заботится о нем. Но в итоге этот виноградник или не приносит доброго плода, или вообще начинает восставать против своего Виноградаря. И тогда речь идет о суде. Эта идея проходит через всех пророков. Позже мы наблюдаем сужение виноградника к личности. Но Христос эту метафору поворачивает на 180 градусов. Он говорит: «Я виноградная Лоза, а вы - только ветви». Христос полностью привязывает всю эту метафорику к Себе Одному.

В.Б.: Моих друзей беспокоил вот этот фрагмент: «Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода» (Ин. 15: 2). Я где-то читал, что у лозы есть ветви плодоносящие и неплодоносящие. Вторые виноградарь отрезает, чтобы они не тянули сок. И вот некоторые люди боятся, что они - бесплодные ветви, не имеющие никакой пользы и их «сожгут». А в другом варианте слово «отсекать» трактуется как «поднимать». Что Вы скажете по этому поводу?

Р.О.: Действительно, есть две интерпретации этого текста. Первая, строгая и четкая: ветвь, которую не приносит винограда, отрезают и сжигают. Если человек не хочет находиться на этой лозе, ее отсекают. Вторая интерпретация - что, возможно, падающую ветвь поднимают. Потому что виноградные лозы сажали также в землю. И чтобы они приживлялись, их поддерживали с помощью подпорок. Некоторым ветвям необходимо больше времени и ухода. Думаю, что обе интерпретации имеют право на существование.

В.Б.: Интересно, что в таких доктринально важных отрывках есть слова, позволяющие почти противоположные толкования.

Р.О.: Мне кажется, что даже сами библейские авторы используют термины, имеющие многогранность значения. Слово Божье - широко и труднообъяснимо для человеческого понимания. В этом и заключается богатство и греческого языка, и еврейских текстов, когда намекается на совершенно другие значения. До конца эту эсхатологическую тайну мы разгадать не можем. И это нас вдохновляет быть ветвью, которая приносит плод...