Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Программа: «Сімейна консультація»
Ведущая: Ирина Субботовская
Гости: Ирина и Руслан Марченко

Ведущая: Почему после того, как люди прожили в браке 10-15-20 лет, все начинает не нравиться?

Руслан: Первое, к чему я пришел – в жизни мы все чему-то учимся. Учимся писать, читать, считать, водить машину, готовить… Но мы не задумываемся над тем, что  нужно обучаться и семейным взаимоотношениям. Мы думаем, что все само собой будет складываться. Но так, к сожалению, не получается. И нас это застает врасплох. Мы должны учиться выстраивать семейные отношения.

Ведущая: Ну, а где же им можно учиться?

Руслан: Это хороший вопрос. К сожалению, авторитетного «семейного института» в бывшем Советском Союзе нет.  Такие знания не передавались из поколения в поколение. Или где-то потерялись во время Второй мировой войны, поскольку многие мужья погибли, женщины сами воспитывали своих детей, на себе все тянули. И это передалось следующим поколениям. Такое впечатление, что на генетическом уровне.

Как формируется семья? К примеру, мы  с женой  - вдвоем на кухне. Она чистит картошку, я ей помогаю. Ребенок это видит. Папа с мамой о чем-то говорят,   помогают друг другу, и таким образом неосознанно у него формируется пример отношений. Ребенок запоминает, как ведут себя родители. Если он, к примеру, приходя домой, видит, что папа лежит на диване,  а мама все время работает, у него тоже формируется определенный образ. Родители не задумываются над этим, они считают, что ребенок ничего не замечает.

Ведущая: И эта модель потом может полностью повториться в его семье.

Руслан: Да, в большей степени это так. Очень редко можно наблюдать обратную реакцию, когда ребенок видит все это и в нем появляется противление: «Я не хочу, чтобы у меня в доме так было». Это как у меня. Я вырос без отца, и потому решил, что  не хочу, чтобы мой ребенок рос без папы. Еще до встречи с моей женой я себе пообещал: «Я приложу все усилия, чтобы сохранить семью».  У меня была такая установка.

Ведущая: От чего она зависит?  Почему одни люди просят у Бога эту силу, чтобы строить отношения, а другие – нет?

Руслан: На самом деле, на этот вопрос сложно ответить. Почему? Если смотреть на него теоретически, в одних  семьях родители не пили и не курили, а дети – пьют и курят.  Может, мама и папа в этом деле переборщили, держали ребенка в тисках, не было возможности поговорить, объясниться и он сорвался. Я не могу дать точный ответ, но, мне кажется, кто-то должен человека извне направить к счастливой семье. Мои взгляды сформировались, когда я пришел в церковь и  мне сказали, что с Богом можно выстроить все, изменить даже то, что является очень сложным. И я согласился с этой идеей.

Ведущая: Ира, как оно – быть одновременно мамой, женой служителя и творческим человеком?

Ирина: В принципе, бывает сложно. Но я скажу вам так: если муж в доме не убегает от обязанностей, заботы и помощи жене, то независимо от того, сколько в семье детей, как много времени проводится в служении, все будет хорошо. Если то свободное время, которое есть у мужа, он посвящает семье, а не чему-то другому, то женщина не чувствует себя ущербно. Я не чувствую себя так. У меня редко бывают моменты, когда я совсем не могу справиться и предъявляю глобальные претензии к мужу. Хотя, конечно, подобные ситуации случаются во всех семьях, независимо от того, служитель ты или нет, светская у тебя работа или церковная. Но что мне помогает справляться: я всегда думаю о достоинствах мужа и не вспоминаю о его недостатках.

Ведущая: А у служителя Божьего могут быть недостатки?

Ирина: Ну, скажем так: у служителя их не может быть, а у мужа дома они есть…J Когда-то, если не ошибаюсь, жене Озборна задали вопрос: «Возникали ли у вас когда-нибудь мысли о разводе?» Она ответила: «О разводе - нет, а об убийстве – были».J Так что, все случается. Мне в эти моменты помогает способность не жалеть себя, а думать о  достоинствах мужа. У него их намного больше, чем  у меня. Я человек эмоциональный. Не думаю, что это связано с творческой профессией, это, скорей, особенности темперамента. Я не всегда справляюсь со своими эмоциями, но мне очень повезло: Господь дал мне долготерпеливого мужа. 14 лет скоро будет, как мы женаты. И у нас не было кризисов в браке. Я пыталась себе ответить на вопрос, почему. Ведь вокруг столько пар, которые переживают кризис за кризисом, а некоторые вообще не справляются и теряют семью. Ответ на этот вопрос состоит в том, пожалуй, что мой муж никогда не пытался доминировать, давить, всегда поддерживал любые мои начинания. Вот он сказал, что когда-то принял решение беречь семью любой ценой, и супруг делает все, что может для этого. Если муж очень загружен, я, в основном, справляюсь. Почему? Потому что он всегда это компенсирует. Просто семья – это каждодневный труд… Труд длиною в жизнь. Мы зачастую так не воспринимаем это.

Ведущая: А что вы имеете в виду под словом «кризис»?

Ирина: Кризис – это длительное расстройство межличностных связей, вследствие которого один или оба супруга пребывают в депрессии. Они не находят ответа на свои вопросы и не восполняют своих первичных потребностей, которые нормальны в отношениях между близкими людьми. Это кризис.


Ведущая: Были ли периоды, когда вы не разговаривали со своим мужем? Как долго это продолжалось? Несколько минут, часов или дней?

Ирина: Так надолго меня никогда не хватало :)

Ведущая: Почему? Из-за того, что он делал первые шаги?

Ирина: Это происходило по-разному. Если один человек все время делает первый шаг, это ни к чему хорошему не приведет. Поскольку другой всегда будет чувствовать, что это - игра в одни ворота. У нас происходит по-разному. Мы по-разному просим друг у друга прощения. Дольше всего я молчала, может, часа четыре.  

Руслан: Я не помню такого:)

Ирина: Конечно, такие бытовые кризисы – «ты меня не понял», «ты меня не услышал» - случаются у всех. Вопрос в том, делаем ли мы из них выводы и извиняемся ли друг перед другом. Для меня это очень важный момент. Если ты попросил прощения, значит, ты переосмыслил ситуацию, смирил свое эго и  смог извиниться. Вот это важно. Если люди, даже делая ошибки, могут искренне просить прощения, значит, они на правильном пути. Это не означает, что в семье не будут возникать проблемы или разногласия. Но все это можно пережить, если вы умеете идти навстречу и просить прощения.

Ведущая: Почему супруги могут легко соглашаться в глобальных духовных вопросах, но ссориться по мелочам?

Руслан: О духовных вещах рассуждать легко, потому что это тебя не связывает с практикой жизни. А тут  - реальность. Ты приходить, смотришь на обои, какие-то нравятся, какие-то – нет, и начинается спор. Безусловно, в этом трении рождается правильный выбор подходящих обоев, которые следует приобрести. Но, с другой стороны, есть мужья, которых в целом устраивает все. Для них важно что-то другое. Я лично  доверяю своей жене в этих вопросах.

Я действительно считаю нашу семью благополучной. Это, конечно, не исключает конфликтов, ссор и недопониманий. Но я имею кредит доверия от своей жены. У мужа могут быть промахи, но, в целом, он выполняет свою роль. И наоборот. Я знаю, что моя жена – трудолюбива. Она работает,  делая все, что надо. И мне это очень нравится. То есть, из таких вещей у меня к ней вырабатывается кредит доверия. И все недостатки меркнут. Потому что кредит доверия намного больше эмоций. В твоем уме отложено, что, «вот, твоя жена старается, работает», у тебя это преобладает. Точно так же, я думаю, и в моей жены по отношению ко мне. Когда в семье есть этот кредит доверия, он тебя держит. Но если ты, допустим, один платеж осуществляешь, а десять  - пропускаешь,  то, соответственно, кредит доверия  - слабый. И тогда людям тяжело. Они разочаровываются. Ведь есть какие-то сферы, где этот кредит доверия хромает…