Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Гостья: Оленка Майовская, певица
Программа: «Сімейна консультація» (часть 2)
Ведущая: Ирина Субботовская


Во второй части интервью Оленка Майовская рассказывает, как с Божьей помощью преодолела непростое испытание с неизлечимой, по заключению врачей, болезнью сына. И как Господь поддержал в этой сложной ситуации...

 

Сегодня в нашей студии - Оленка Майовская. Здравствуйте, Оленка!

 

Добрый день!

 

Вопрос от радиослушателя: "Как вы относитесь к компании своих детей?». Что можете сказать о компании в Украине и той, которая за границей?

 

В Украине у них была компания... Еще был такой возраст, что дети посещали тех друзей, которых посещали мы. Это была их компания. Мне было очень больно, когда первый Новый год мы праздновали без друзей. Или едем к знакомым, а они объясняют: "Ну, мам, вы общаетесь... А мы?». Ну, там же не обязательно должны быть дети такого возраста... А мы им: "Ну, вы послушайте, как старшие...". Мы их мотивировали. И наступило время, когда мы детей отпустили. И компания, которая сейчас - это компания в церкви. И я знаю, с кем они дружат... У нас небольшая церковь, я знаю семьи, я знаю детей и я спокойна. Я вижу, чем они занимаются, как они изучают Слово, как они проводят досуг. Это дети, которые в церкви. Вот с младшим надо... У нас здесь было: вышел во двор - и у тебя друзья. Из квартиры кто-то вышел из соседнего подъезда - уже друзья. У нас такого богатства нет. Нам надо возить детей друг к другу, как-то искать время - возить, забирать, чтобы они дружили.

 

 

А какой должна быть реакция родителей, когда появились друзья, которые не удовлетворяют?

 

А надо объяснять. Должна быть обратная связь: показывать свои ошибки. Не знаю, как другие дети, но мои дети восторгаются, когда я рассказываю какие-то примеры из своей жизни. Я была неверующей, но, слава Богу, я воспитывалась в очень хорошей семье, у меня был замечательный папа, поэтому мне было легко поверить в Небесного Отца. Я всегда думала: если папа здесь меня любит, если он такой хороший и замечательный, то какой же тогда Живущий на небесах! Поэтому мне очень легко было поверить в Господа, и сейчас легко с Ним двигаться. А детям рассказываю свои истории. И говорю, например: вот я неправильно сделала, я так жалела, и у меня не было тогда никого рядом, верующего. Потому что трезвые больше верующие. Есть фундамент, но если есть отношения с Богом, индивидуальные отношения с Богом. Церковь - важно, служение - важно, поездки, общение... Но должны быть индивидуальные отношения с Богом. Когда ты правдив и с собой, и с Богом - это лучший рецепт, чтобы и ребенок твой общался с Богом.

 

Оленка, часто приходилось просить у детей прощения?

 

Да, конечно! И я думаю, что это такой важный акт между родителями и детьми. Он не легкий - надо объяснить. Объяснить, что это надо сделать... Например, когда ты кричишь. И потом ты успокаиваешься, садишься (ну, как у меня) и уже говоришь. «Данилочка, понимаешь?». «Да, мама...». Пообнимались, помолились, попросили прощения друг у друга... Я думаю, что таких моментов в семье будет больше... Поскольку мы ежедневно делаем ошибки... Где-то не так посмотрела, не то сказала, не поддержала, не поняла... И я думаю, когда ребенок счастлив в семье, у него будут хорошие друзья, будут хорошие отношения с Богом.

...По поводу сезонов в жизни. В свое время у вас был непростой сезон, правда? Когда вы хорошо осознали, что ближайшие годы, ближайшее время - это время борьбы... Мы сейчас говорим о Любчике, то есть, Любомире. Он родился с диагнозом, который, как сказали врачи, неизлечим. Неизлечимая болезнь - что это?

 

Я никогда не слышала до этого лета, когда мы ездили по Америке, свидетельства, чтобы кто-то исцелился. И это очень была для меня важная поездка, и тяжелая поездка, потому что я тоже переболела, это был ишемический инсульт. Но мы добрались до того штата, где я услышала то, что для меня очень важно. Когда родился Любчик, поставили ему диагноз в 8,5 мес., в Охматдете мы лежали... Я это говорю впервые в эфире, меня просили очень много людей - и пастор, и друзья - чтобы я этим делилась. Пришло время. Я очень благодарна Богу, что Он провел и проводит. Я скажу так - когда сын родился, я, прочитав этот диагноз, не хотела жить, будучи христианкой уже долгие годы... Я не видела будущего ни для меня, ни для него... Было очень трудное время, была такая духовная борьба, и я уже даже продумывала, как это должно произойти, что меня не будет. Я не хочу видеть страдания своего ребенка. Олег был в Америке, и я ему звонила, он не понимал где-то... Конечно, никто не понимал тогда. И двое детей, скажем, здоровых, а третий - больной. И еще, скажем, не в очень взрослом возрасте, не после 40. Но знаете, потом Бог очень работал над моим сердцем, Оон не отходил. Да, было очень плохо мне, очень плохо, и я увидела... Я не знаю, я не скажу, что это видение. Я посмотрела на ребенка совсем другими глазами и увидела, знаете... Был такой рисунок, я его нашла: асфальт, трещинка и одуванчик. Но уже он не желтый, а готов к взлету. И он огражден такой золотой цепочкой и столбиками. Я это явно увидела. Я не очень обращаю внимание на какие-то знаки, но верю, что Бог говорит через знаки, через сновидения. И тогда я приняла этот вызов. И сказала себе: "Да, очень многое зависит сейчас от меня". И я очень поверила, что мой Любомир будет здоровым. Сейчас ему 8, будет 9 годиков. Мы в Сиэтле обслуживаемся в одной из лучших детских клиник, и по этому диагнозу сын номер один. Я когда прихожу на прием, врачи на меня смотрят и говорят: "Ваш ребенок - здоровее здоровых". Но, конечно, это путь большой борьбы, особенно для мамы. Мама играет в этом огромную роль. Я сказала, что я никогда не буду выглядеть как жертва, и мой ребенок тоже. Мне говорят: "Ты всегда хорошо выглядишь". Это не потому, что я хочу хорошо выглядеть, я уже научилась этому. Но вызов был в том, чтобы я всегда была улыбающейся с Любомиром. Он действительно лодочка в моей жизни, я очень многому научилась в этих обстоятельствах, и веру Бог взращивал именно через этот случай. Я хочу для многих мам сказать - не меряйте чужие диагнозы, или тот же диагноз на своего ребенка. Вы должны видеть свою картинку. Сначала я сказала себе, что я должна научиться с этим жить. Просто научиться...

 

Ваша борьба за сына - это каждый день и каждая минутка. Во-первых, скажите радиослушателям диагноз.

 

Я его не буду озвучивать. Я поясню, почему. Я просто сказала себе, что я никогда не скажу диагноз, который поставили Любомиру. Я буду говорить, что он здоров. И на самом деле это так. Я знаю, что мама в этом случае играет большую роль, очень большую. Огромную! Сын иногда задает вопрос, почему вот деткам - так, а мне - так. А я спокойно говорю: «Потому что это на некоторое время, ты сейчас особенный». У каждого есть какие-то свои особенности. И все, он свободен от этого. Любомир никогда не чувствовал в себе, что он болен. Все иногда лежат в больнице, кто-то кашляет. Я очень рада, что Бог даже через науку отвечает, мы не можем отделиться от врачей, надо относиться очень разумно. Слушать и врачей, и прислушиваться к себе. Я никогда не говорила так, как говорили врачи. Я искала, как можно сыну помочь... Надо иметь индивидуальные, интимные отношения с Богом, и идти навстречу своей цели. В этом случае у меня нет выбора...