Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Гости: Светлана и Вадим Шипиловы
Программа: «Сімейна консультація»
Ведущая: Ирина Субботовская


Семье нужен Христос. Именно Он в свое время восстановил супружеские отношения наших сегодняшних гостей – Светланы и Вадима Шипиловых. Об этом и другом – наша программа.

 

Сегодня в нашу студию мы пригласили семью Шипиловых - Светлану и Вадима. Добрый день!

Светлана:

Добрый день!

Вадим:

Здравствуйте!

 

Через год исполняется 30 лет, как вы вместе... Я знаю, что из-за резкого характера молнией промелькнула в семье такая мысль, что надо расходиться. Это было еще до того момента, когда вы в свое сердце впустили свет Божий?

Вадим:

Это было больше построено на таких сложных моментах жизни. Когда была работа, был бизнес, была занятость очень большая, и некогда было мне лично посвящать время семье, общению. То есть, был такой период, когда, на самом деле, поглощенный работой, бизнесом, людьми, обстоятельствами, я не уделял должного внимания семье, жене Светлане. И тогда у нас уже и дочь родилась, и они нуждались во мне, как в муже и отце. Но я не мог дать семье этого в полной мере. Поэтому пришел такой момент, когда я уже услышал: «Все, разводимся» Это был ключевой момент. Причем, это не в первый раз прозвучало за 3 года совместной жизни. Это было напряженное время. Единственное, что у меня всегда было как стержень (я так был воспитан, наверное, так научен), что семья – это что-то ценное, и нельзя допустить ее развала.

Светлана:

Дело в том, что в советское время самое главное было – работать. И никто о семье не думал, и никто не уделял внимания ей в принципе. Потому что люди были «детьми улицы», хотя у нас - хорошие семьи. Потому что все занимались социумом в школе, институте или где-то еще, в садике. И, конечно, мы же дети советские, мы женились, и мы же верили в то, что государство нам поможет и семью созидать, и все такое. Но пришел момент, уже в 90-х, когда была перестройка… И люди потерялись. Потерялись в отношениях. Люди вообще не поняли, где они - на работе или дома, и что для них - главное, и зачем это все. И когда так у нас случилось, мы не знали выхода, потому что понимали, что мы не можем так жить дальше, настолько это было уже напряжение сплошное – каждый был занят своей работой. И некогда было просто спросить: «А как у тебя дела?» Это мелочи, нюансы, но они создают нашу жизнь.

Вадим:

Я думаю, что у нас, у меня лично не было понимания, что значит жить семейной жизнью. Больше было построено на примере наших родителей: я понимал, что у каждого есть своя ответственность, свои обязанности… У нас априори не был поставлен вопрос воспитания в семейной жизни – люди жили по образу и примеру своих родителей. Поэтому все работали, я зарабатывал, старался всеми силами принести прибыль в дом, а вопрос взаимоотношений, каких-то чувств, эмоций не стоял вообще, как что-то важное и ценное. «Я же работаю. Я же приношу!»

Светлана:

А, как женщине, мне всегда хотелось: «А поговорить?»

Пришло время, когда вы все-таки решились, или внутри прозвучал этот голос: «Надо впустить Того, Кто дает жизнь настоящую» У вас это как-то одновременно произошло? В какой-то примерно одинаковый период?

Вадим:

Нет, мы в один день.

Светлана:

Одновременно. Только я еще 2 недели думала... Что мне делать? Я грешить уже не могу, и не хочу. И как это будет, вообще новая жизнь?.. Для меня это было очень трудное решение.

Вадим:

Ну, для меня лично это был выход. Потому что я не понимал, что мне нужно делать, как расстаться с людьми, которых я люблю - моей женою, моей дочерью, я их обожал, и обожаю до сих пор... В тот момент встал вопрос разрыва отношений… Я понимал, что мне нужно заплатить какую-то цену. Мы приняли решение уехать из того населенного пункта, где работали, жили, бизнес имели, ради того, чтобы сохранить семью. Потому что там, где мы были, это разрушало наши отношения по причине того, что я был вовлечен полностью в заработки, в общение с сотрудниками. Поэтому прозвучало строгое: «Все, давай расстанемся! Я так не хочу!» Мы решили уехать к Светлане на родину, в Днепр, к ее родителям, в однокомнатную квартиру. То есть, нас трое и их двое. И мы вот так жили в однокомнатной квартире. И вот там теща напоминала о том, что мне нужен Иисус. Понимая мой характер, видя мою резкость, гнев, раздражение, она, в общем-то, пыталась спасти мою душу и помочь мне. Я-то понимал, что я не прав, но мне не хватало сил справиться с этими чувствами. И вот тогда прозвучало: «Тебе нужен Иисус!» И звучало неоднократно. Я говорю: «Мама, я все знаю! Я верю в Бога по-своему» Но я не понимал, что мне действительно нужен был Иисус. Потому что, когда Он коснулся меня, к нам пришло освобождение, пришло исцеление наших чувств, эмоций и мыслей. И открылась та дверь, которая привела нас в новое будущее. Мы осознали, что строили свою жизнь вообще не на правильном основании, его просто не было. Основание – вот, пример родителей, образ советской семьи... Все. Но мы не понимали, что отношения друг с другом должны строиться на каких-то принципах, принципах взаимоотношений. Кто-то должен быть Главным в семье, Кто-то должен нас направлять в семейных отношениях, объединять. И вот то, что мы поняли со временем, начав читать Библию: что каждому нужно прилагать свои усилия к тому, чтобы семейная жизнь была благополучной. Мы осознали: если будет один грести и постоянно показывать: «Ты должна делать, как в Библии написано!», или наоборот: «Ты должен делать…», то мы никуда не придем. Мы оба поняли, что я должен свою часть выполнять, а она – свою часть. Тогда все встанет на свои места. Тогда мы будем благополучны и счастливы в семье. Появилась надежда, что я могу что-то изменить. Не пытаться изменить прошлое, а уже начинать все сначала. Это то, что я услышал в своем сердце, когда Бог коснулся меня в момент рождения свыше, Он сказал: «Ты можешь начать все сначала!» Это для меня было таким большим праздником, откровением, радостью одновременно, что мне не нужно исправлять неправильную постройку из прошлой жизни, и мы начали.

Светлана:

Не было упреков: «А помнишь? А помнишь?»

Вадим:

Мы научились очень важному принципу в отношениях – забывать прежнюю обиду, как только сказали супруг или супруга: «Прости меня!» Если только я говорю: «Прощаю», я через 5 минут не буду вспоминать ни обидных слов, ни обидных поступков… Это такой важный наступил момент в нашем созидании семейной жизни, потому что многие уже христиане и даже служители, входя в конфликтную ситуацию, тянут за собой предыдущие обиды, как вагончик с тележкой, и выгружают это на своих родных… Мы приняли это решение: как только я говорю «прости» и она говорит «прощаю» - все.

Вопрос от слушательницы: «Можно поинтересоваться вашим мнением? Как вы считаете, почему сегодня мужчины занимают только передовые пасторские позиции? Почему меньше мужчин мы видим в воскресной школе, например, преподавателями, руководителями-дирижерами хора? Мне кажется, что такой позицией, когда церковь ставит женщину на все важные места, мы вытачиваем в женщине мужской характер, который переносится и на семью. Заранее спасибо за ответ. Оксана, Львов»

Вадим:

Во-первых, в нашем социуме почему-то женщины более активные в плане принятия ответственности. С чем это связано, даже не знаю. Может быть, это вопрос влияния прошлого, советского времени… Мужчина только работал, приносил деньги. И руководящие должности - это в принципе, не всем доступная позиция… А женщины всегда были в положении домработницы: дети, дом, стирка, глажка, еда и т.д. Поэтому, когда пришло время, что в церкви стали приглашать на служение, мол, пожалуйста, берите ответственность, то женщины начали проявлять активность в этом смысле. Я думаю, что они, наверное, быстрее занимают позиции, чем мужчины. Мужчины не успевают просто за женщинами занимать позиции регента... Детское служение тоже, не так просто с детьми. Женщинам более привычно, что ли, с детьми заниматься, воспитывать и вести их в вопросе даже веры в Бога. Я думаю, что это 2 примера, которые, в общем-то, специфические. В нашей стране существует понимание, что дети – это мама, а регент – это образование. Если говорить о руководящих позициях, то я скажу, что первый момент – женщины быстрей откликаются на призыв послужить, поэтому они готовы везде и всегда быть первыми. Мужчины они, знаете, больше любят в тылу, спокойненько, получать свои дивиденды от ожидания. Но в то же время, это не очень хороший момент. Я тоже за то, чтобы мужчин было больше в ответственных ролях в церкви, и вообще в обществе. Не хватает мужчин, правда.

А теперь для тех семей, которые учатся, что бы вы посоветовали: каким должен быть подход мужа и жены, чтобы они видели и понимали друг друга, чтобы потом не хватались за голову: «Он или она уже в больнице. Все, давайте спасать!»

Светлана:

Надо замечать настроение… Вот пришел человек домой – ты видишь настроение. Это же сразу, явно видно. Он не хочет говорить – так не надо его и цеплять. Пусть супруг спокойно полежит, почитает.  Пройдет полчаса, час, и он начнет разговаривать. А если с порога сразу спрашивать: «Что у тебя болит, где у тебя болит?», - это еще больше у мужчин истерику вызывает. Они тогда вообще не хотят ни общаться, ни разговаривать. Нужно оставить в покое, ты же видишь, что человек не готов с тобою общаться, ну, и молчи. И все. Я вообще всех мужчин поддерживаю, потому что они - наинемощнейшие сосуды! В Библии написано, что женщина – немощнейший сосуд… Но я всегда стараюсь мужчин поддерживать. У них, понимаете, нет, во-первых, чувства юмора сильного. Во-вторых, мужчины очень быстро-резко подходят к какой-то сложной ситуации. И у них, если нет одного выхода, тупик. То есть, мужчины не ищут… Ну, может есть еще один какой-то вариант, какие-то другие выходы… Нет, они не ищут. Мужчины стоят перед закрытой дверью и ждут, когда она откроется. А можно же в другую дверь зайти. Или в окно влезть… Смекалки не хватает, наверное… Поэтому мужчины страдают сами из-за этого. Они не понимают, что если Бог дал уже это служение и они лидеры, и они ответственны, то Он и снарядит их, и возможность им даст это сделать. Просто не надо подходить к делу Божьему с большим чувством ответственности по плоти. Потому что оно не помогает. Как бы плоть свою ты не усмирял, вот какой ты есть - такой ты есть. Поэтому я советую мужчинам больше улыбаться, смотреть на небо, благодарить Бога за все, наслаждаться просто жизнью, такой, какая она есть.

Вадим:

Это очень сложно, на самом деле, когда есть ответственность, просто сидеть сложа руки, когда что-то не решено. Хотя это правильно. Но в то же время для человека, который несет на себе груз ответственности, большой ответственности, бывает сложно остановиться, и просто вдохнуть, и выдохнуть: «Господь, я Тебе доверяю!» Хотя мы пасторы и служители вроде как доверяем Богу, все нормально с этим. Но в то же время, это вопрос личного, мужского такого характера: «Я должен это сделать! Во что бы это ни стало» И ломаем себе руки-ноги в духовном плане, чтобы достичь цели.

Последний вопрос, пишет Максим: «Здравствуйте! Спасибо за интересные ответы. Какое определение вы бы дали такому понятию как «дар безбрачия»? И встречали ли вы сегодня реальные случаи, реальных людей с этим даром? Ведь многие остаются одинокими из-за эгоизма, оправдывая себя, говоря, что у них дар безбрачия»

Вадим:

Я не думаю, что есть такой дар – безбрачие. Это вопрос решения. Я не вижу в Библии такого определения как дар безбрачия. Есть вот слова Иисуса, что человек, который сам себя оскопил для Царства Небесного. То есть, посвятил себя на безбрачную жизнь. Но, я считаю, что если речь идет о служении, то Павел говорил, что лучше оставаться вне брака, чтобы полностью посвященным быть Богу и больше приносить плода в Царствие Божье. Есть у нас один человек, который родился свыше в нашей церкви, мужчина. Ему уже сейчас под 60, и вот уже 20 с лишним лет назад он дал обет безбрачия. Это не дар, а обет безбрачия. Это решение! Когда мужчина сказал: «Я буду служить Богу безраздельно, без развлечения!» Я не знаю, насколько ему было сложно проходить все эти моменты физиологии и все прочее. Но, по крайней мере, до сих пор он не сблудил, он не был в браке, мы не знаем таких падений у него. Пример есть. Вопрос в чем: зачем это нужно?

Светлана:

Если ради Иисуса – то это благородное дело. А если просто, потому что ты эгоист и тебе нравится быть одному… Ну, будь один… Это не обет безбрачия. Когда ты просто одинок, ты никому не служишь, ты свое эго питаешь. А если ты скопец ради Иисуса, ты будешь служить людям. Какая разница, мужчина ты или женщина.